Как портрет стал наставником

Нам в музей прислали фотографию из архива семьи Новиковых (Челябинск).

На фотографии - первый слёт ударников Горнозаводского района "Уралэнерго", проходивший в Перми 14 марта 1935 г.

Первый слёт ударников Горнозаводского района «Уралэнерго» (Пермь, 14 марта 1935 г.)


На снимке шестой слева в предпоследнем ряду - Александр Павлович Киприянов. Именно у него из нагрудного кармана видна ручка.

Александр Павлович Киприянов родился в 1914 году в селе Кузнецком Аргаяшского района. Он был старшим сыном в семье. Его родителей раскулачили и выселили из деревни. Жили в поселке Горный. Отца арестовали, а Александр с братом сбежали и устроились тянуть линии электропередачи. Домой братья вернулись, когда семья переехала в Северную Кузнечиху под Кыштым. 

Александр работал электриком на Кыштымском графито-корундовом комбинате, в 1935 г. стал участником Первого слета ударников Горнозаводского района «Уралэнерго», проходившего в Перми. Он был активным участником художественной самодеятельности: вместе с женой, Ниной Дмитриевной, играл в клубе Северной Кузнечихи в спектаклях драмкружка. В июне 1940 г. Александр побывал в Кисловодском санатории.

По возвращении в Кузнечиху Александра не взяли в армию, и в семье считали, что уже не возьмут. Но вдруг неожиданно 19 июня 1941 г. его, 27-летнего, вызвали в военкомат. Видимо, он оказался в числе призванных по «скрытой мобилизации», а документы по этим призывникам были впоследствие уничтожены. От кого-то стало известно, что он был в числе тех, кого учили на полигоне бросать гранаты под танки. 

Известие о гибели пришло уже 13 июля 1941 года.

Сыну Александра не было еще года, когда он остался без отца. Юрий Александрович Киприянов впоследствии стал шахтером и был дважды награжден орденом Трудового Красного Знамени. В числе потомков Александра Киприянова: два внука, правнук, правнучка, праправнук.
«Александр Павлович - мой родной дядя, брат мамы. Мое детство прошло под его «присмотром». Все летние каникулы я проводила в деревне у бабушки - его мамы. На стене висел большой портрет дяди. С его взглядом я встречалась и проснувшись, и засыпая. Зная, что он погиб на войне, я по нему равнялась: когда что-то делала не так, мне казалось, что он с портрета смотрит неодобрительно. Так что для меня он, может быть, роднее, чем для собственного сына, которого вырастил другой отец».

Племянница А.П. Киприянова




Вконтакте Фейсбук