Ордена Ленина для электростанций

Трудовой подвиг уральских энергетиков неоднократно получал высокую оценку руководства страны.

В апреле 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР коллективы уральских электростанций - Среднеуральской и Челябинской ГРЭС, а также Красногорской ТЭЦ, были награждены орденами Ленина. За этими достижениями – суровый каждодневный труд рядовых энергетиков-станционщиков.
 

Газета "Правда" о награждении уральских электростанций орденами

В апреле 1942 году Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о строительстве электростанций на Урале: необходимо увеличить выпуск металла, а стало быть, усилить энергетику. Уже в августе 1943 года на Среднеуральской ГРЭС вступил в строй четвертый турбогенератор мощностью 50 тыс. кВт и прямоточный котел.

СУГРЭС в годы войны

Электростанция стала одной из наиболее надежных на территории Среднего Урала. СУГРЭС снабжал электроэнергией «Уралвагонзавод», на котором была изготовлена треть всех танков, построенных в Советском Союзе в годы войны, а также многие другие оборонные предприятия Свердловской области. За достигнутые показатели коллектив неоднократно завоевывал первенство во Всесоюзном социалистическом соревновании, ему вручалось переходящее красное знамя ГКО.

Выпуск малотиражки "Стахановец энергетики", посвящённый вручению коллективу СУГРЭС переходящего Красного знамени

А когда закончилась война, знамя было передано СУГРЭС на вечное хранение как память о трудовом подвиге, совершенном во имя Победы.

Работники СУГРЭС в годы ВОВ на фоне Красного знамени ГКО

Эта реликвия и сейчас храниться на предприятии, а на знамени – отметка о трудном героическом времени высшая награда Родины – орден Ленина. 

Орден Ленина СУГРЭС

Из воспоминаний ветерана Среднеуральской ГРЭС Сергея Николаевича Козикова:
«Станция работала на угле на полную мощность. Профилактических ремонтов почти не было. Если котел вылетал – это считалось аварией. На ремонт отводилось не более 16 часов. Люди выматывались на работе, зачастую не уходили домой, а спали в цехе. Особенно сложно было, когда авария была связана с повреждением в барабанах котлов: температура 80 градусов и выше, и люди лезли в горящий котел. Топливно-угольная пыль чрезвычайно взрывоопасна. Я был свидетелем того как вспыхнула, как факел, работница – дежурная мельницы».
Из воспоминаний ветерана Среднеуральской ГРЭС Алексея Трофимовича Лозовского: 
«Серьезной проблемой на СУГРЭС было отсутствие необходимого источника сжатого воздуха. Станция добилась получения «Борей», отгруженного из-за военных действий. Однако оказалось, что он был получен в разобранном виде в ящиках, в которых детали были перемешаны с землей и строительным мусором. Документация отсутствовала. Удалось найти только учебное пособие с описанием этого типа компрессоров. Для монтажа была создана небольшая бригада, а мне поручили техническое руководство. С большим трудом работу все же удалось довести до конца, и компрессор был введен в эксплуатацию. А сроки были минимальные…»

Из воспоминаний ветерана Среднеуральской ГРЭС Михаила Андреевича Цыбина:

«Работали по 12 часов, без выходных и отпуска. Питание было плохое. После работы выходишь и тебя мотает. Станция была замаскирована, стекла все были заклеены. Работали в темноте: только у приборов горели маленькие лампочки. Перед каждой турбиной были установлены металлические будки для бомбоубежища: в них были прорезаны щелки для наблюдения за приборами. Очень мне памятен случай. При очень низкой частоте моторы еле-еле вращаются. Давление не создают. В результате, ушла вода из резервных и дыхательных баков, в сборке питательных насосов упало давление. Получились гидравлические удары, полетела изоляция, кирпичи, хоть убегай из цеха, прямо чуть! Сорвали пломбы у задвижек перед эжекторами и дали сырую воду в сборку в сборку питательных насосов. Удары прекратились, через несколько минут подачу сырой воды остановили…»
Орден Ленина украшает знамя и другой уральской электростанции – Красногорской ТЭЦ, которая стала в то время главной строительной площадкой котлоагрегатов новейшей конструкции, оказалась на переднем крае борьбы за алюминий – металл, нужный авиации как воздух. После того как Днепропетровский алюминиевый завод эвакуировался на восток, а Волховский, оказавшись в зоне военных действий, вышел из строя, Уральский алюминиевый завод стал единственным поставщиком «крылатого» металла.

1945_big_1.jpg

Из воспоминаний ветерана Красногорской ТЭЦ Дмитрия Прокопьевича Иноземцева:
«Условия труда были тяжелые, огромная запыленность завала угля, постоянные неполадки с оборудованием. Мы старались устранять быстро, чтобы не допустить перебоя с подачей топлива. Для улучшения снабжения топливом была пущена в 1943 году вторая топливоподача. Вскоре с этой же целью была проведена реконструкция пересыпных узлов и основного технологического оборудования цеха».
Это стало дополнительной гарантией хорошей работы предприятия.

Из воспоминаний ветерана Красногорской ТЭЦ Валентины Ивановны Лебедевой:
«Главное, что запомнила из первых месяцев работы, так это сплошные неполадки, отказы выключателей, включения на закоротки, слезы мужчин, совершивших ошибку, постоянное присутствие начальства всех рангов на щите управления. Главным требованием военного времени было – не отключить потребителя, в нашем случае - Уральский алюминиевый завод, дававший такой нужный стране металл».
В передовой статье от 2 апреля 1945 года газеты «Правда» есть слова о доблестном труде энергетиков: 
«Бесперебойно питать электроэнергией шахты, металлургические, авиационные, танковые, пушечные и другие военные заводы, неуклонно наращивать энергетические мощности – эта задача вдохновляла советских энергетиков в их славных трудовых подвигах на всем протяжении войны. И тогда, когда они под огнем врага демонтировали электростанции, чтобы отправить в безопасные районы. И тогда, когда они воздвигали новые станции, - никакие трудности не могли сломить их волю. Патриотизм наших людей творил чудеса».

Другие сообщения блога

Вконтакте Фейсбук